Интересные статьи

Главная » Статьи » Наш город

Взрыв на шахте № 8
Черногорская трагедия 1931 года унесла жизни более ста горняков

Об этом в СМИ писалось много раз. При этом авторы ограничиваются лишь констатацией факта и указанием причин — нарушение техники безопасности. Предлагаемая сегодня вниманию читателей "Хакасии” работа отличается от этих публикаций обилием ранее не упоминавшихся исторических фактов и имен.

Начавшаяся в дореволюционный период разработка Черногорских угольных копей получила свое дальнейшее развитие при советской власти. В начале 1930-х годов наши шахты являлись единственной топливной базой для промышленных предприятий, железнодорожного и водного транспорта Красноярского края.

О трагедии, произошедшей 10 февраля 1931 года на Черногорских копях, долгое время было не принято вспоминать. Данное событие не получило должного освещения в прессе тех лет и в последующие годы. В газете "Советская Хакассия” за 13 февраля 1931-го информация о взрыве представлена. Однако она неполная. В газетной заметке отмечалось, что в результате аварии произошло разрушение шахты
№ 8, был нанесен огромный хозяйственный урон, под завалами оказались шахтеры и начались спасательные работы.

О количестве жертв периодика тех лет либо замалчивала, либо представляла заниженное количество погибших. В "Советской Хакассии” отмечалось, что точное количество жертв неизвестно, так как шахтеров продолжают спасать. Местная печать информировала читателей о том, что к 10 часам вечера 11 февраля 1931 года из заваленной шахты извлекли 43 трупа и 30 живых рабочих. Среди погибших было много коммунистов и комсомольцев. Также упоминалось, что погибли четыре квалифицированных техника и два ленинградских вузовца, прибывшие на практические работы. Основное внимание уделялось восстановительным работам и деятельности комиссии по оказанию помощи пострадавшим. В духе того времени "Советская Хакассия” обращалась к местному населению с воззванием о том, что "лучшей памятью о погибших должна стать мобилизация и сплоченность рабочего класса под руководством партии за окончательную победу социализма”.

Мощный взрыв на шахте привел к значительным людским потерям и хозяйственному урону. На тот момент это была одна из крупнейших катастроф в истории угольной промышленности страны.

По сведениям очевидцев, 10 февраля 1931 года, в 21 час 40 минут по местному времени, на шахте № 8 Черногорских угольных копей произошел мощный взрыв. По воспоминаниям очевидцев, он сопровождался глухим подземным гулом и выкинутым по стволу пламенем. Площадь охвата составила один километр. В результате шахта № 8 была полностью разрушена (все внутреннее оборудование: вандруты, полки, лестницы, обшивки…). Особенно пострадали выработки пластов "Великан” и "Двухаршинка”. Были снесены копер шахты, вентиляционное здание шурфа № 2, наружный навес под западным вентиляционным шурфом, поврежден копер шурфа № 2.

На момент взрыва по списку, представленному администрацией, в шахте находились 150 человек. Позднее приводилась иная цифра — 137. Из-за того, что на предприятии не велся строгий учет приступивших к работе шахтеров, точное количество рабочих, спустившихся в шахту, долгое время оставалось неизвестным. Руководство шахты предполагало, что людские потери были значительны.

11 февраля из Новосибирска на место взрыва была отправлена специальная комиссия Западно-Сибирского крайисполкома. В ее состав вошли представители ОГПУ края, краевой прокуратуры, крайтруда... Задача комиссии заключалась в срочном расследовании причин взрыва и выявлении виновников аварии. Одновременно была сформирована комиссия по оказанию помощи пострадавшим. 11 февраля начался сбор денежных средств для семей погибших и раненых в результате взрыва. Так, например, облисполком выделил 11 тысяч рублей, сотрудники Хакпотребсоюза и газеты "Советская Хакассия” — по две тысячи рублей и так далее. В целом жители Хакасской автономной области активно поддержали сбор средств в фонд пострадавших от взрыва.

Спасение рабочих началось через несколько минут после взрыва. До прибытия спасателей из Анжеро-Судженска в срочном порядке стали призывать добровольцев, пожелавших спуститься в разрушенную шахту. На руднике в то время отсутствовали спасательная команда, а также необходимое оборудование: респираторы, противогазы, маски, кислород, веревочная лестница. Оказанию своевременной помощи пострадавшим препятствовала абсолютная неподготовленность к проведению спасательных работ. Около одного часа ушло на распаковку ящиков с лампочками, заправку их и раздачу спасателям. Первые попытки спуститься в шахту без противогазов оказались невозможными. Сильно нагретые газы, поднявшиеся в воздух, вызывали рвоту, и спасательные работы пришлось временно приостановить.

Ужас происходившего усиливался из-за того, что из шахты доносились стоны и крики о помощи оставшихся в живых шахтеров. К сожалению, спасти их на тот момент не представлялось возможным. Через час была предпринята следующая попытка спуска в шахту. Спасателям удалось спуститься только до пласта "Великан”, наличие окиси углерода не позволило добраться до пласта "Двухаршинка”.

В течение трех часов работ спасательным бригадам удалось извлечь 18 человек, затем еще 11. Из общего количества спасенных 16 получили тяжелые ранения, из них один вскоре скончался, 13 оказались с легкими и средними ранениями. Позднее из "Двухаршинки” извлекли 91 погибшего от взрыва. 17 человек оказались пропавшими без вести, вероятнее всего, они погибли.

Окончательно комиссия установила, что в результате аварии погибли 109 рабочих и представителей технического персонала. В настоящее время считается, что взрыв на Черногорских копях унес не менее 120 человеческих жизней. По заключению проведенной судебно-медицинской экспертизы, значительное количество находившихся в шахте можно было спасти, если бы действовало специально подготовленное спасательное подразделение.

Добыча угля на Черногорских угольных копях велась с начала ХХ века, и это был первый случай взрыва в шахте. По твердому убеждению специалистов Востокугля, шахта № 8 не представляла никакой опасности. В то же время при анализе угля в ней было обнаружено 33 процента летучих веществ, в этих условиях требовалось усилить мероприятия по технике безопасности. О содержании окиси углерода в шахтном воздухе свидетельствовало то, что все оставшиеся в живых рабочие перед взрывом почувствовали сладковатый привкус во рту.

Между тем каменноугольная пыль обладает свойством воспламеняться при температуре не ниже 750°. Ее взрыву могли способствовать подрывные работы динамитом, замыкание электрических проводов, а также состояние электро-
оборудования на шахте. Даже после взрыва бывший главный инженер Черногорских угольных копей
В.Ф. Парусимов продолжал считать, что наличие пыли не является причиной сильного взрыва. Заведующий шахтой В.П. Дубинин, доверившись и подчиняясь Парусимову как специалисту, не проявлял должного внимания и не заботился о состоянии дел.

Неоднократно отмечалось, что рабочие систематически не соблюдали технику безопасности на предприятии. Фиксировались случаи разжигания костров или курение горняков на всех участках шахты. Таким образом, руководство Черногорских угольных копей не предпринимало никаких мер безопасности на шахте.

Крайне нерегулярно проводился анализ угольной пыли, который необходимо было осуществлять раз в четыре года.

Комиссия пришла к выводу о том, что причиной катастрофы стал взрыв угольной пыли в момент короткого замыкания тока. И произошел он из-за грубых нарушений техники безопасности и халатности административно-технического персонала.

В ходе расследования были установлены виновники катастрофы. Перед судом предстали семь работников Черногорских угольных копей. Бывший горный инженер Черногорских копей В.Ф. Парусимов за халатное отношение к работе был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу. К 10 годам исправительных работ в лагере приговорили заведующего шахтой В.П. Дубинина. Остальные обвиняемые были оправданы либо приговорены к лишению свободы на срок от двух до трех лет в исправительно-трудовых колониях.

Семьям погибших и пострадавших оказывалась медицинская и материальная помощь. В условиях карточной системы им предлагались дефицитные товары и усиленное питание. При крайнем недостатке жилья в Черногорске они получили квартиры. Семьям погибших и пострадавших выдавались и единовременные денежные пособия в размере двухмесячного заработка погибшего шахтера (150 рублей). Для семей погибших назначались пенсии.



Татьяна КИСКИДОСОВА (КУЮКОВА),

старший научный сотрудник сектора истории ХакНИИЯЛИ,

кандидат исторических наук

Абакан


Источник: http://www.gazeta19.ru
Просмотров: 143 | Категория: Наш город | Добавил: sergar (18-Сен-2012) | Рейтинг: 5.0/13
Загрузка...

Обрати внимание:
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *: