Стало известно, кому деньги сами падают в карман

0
13


Несмотря на коронакризис, денежки идут к слугам народа

Forbes опубликовал рейтинг 100 самых богатых российских госслужащих и депутатов.

Из него следует, что в 2020 году, несмотря на вызванный пандемией кризис, их доходы выросли суммарно более чем на 10 млрд. рублей (с 65,8 до 75,9 млрд.), а доходы первой десятки топ-листа превысили годовой бюджет 13 регионов России.

Рейтинг возглавил депутат законодательного собрания Челябинской области и параллельно президент «Южуралзолота» Константин Струков, доход семьи которого, составил более 8,6 млрд. рублей (на 3,5 млрд руб. больше, чем в предыдущей версии рейтинга).

Второе место занимает депутат законодательного собрания Камчатского края, совладелец дальневосточной рыбопромысловой компании «Океанрыбфлот» Игорь Евтушок, чья семья задекларировала 7,7 млрд. рублей (5,5 млрд годом ранее).

На третье место с первого опустился депутат Сахалинской областной думы Дмитрий Пашов, который за год увеличил свой доход с 6,2 до 6,3 млрд. рублей, причем, это произошло, несмотря на то, что в марте 2021-го чиновник был арестован и сейчас находится в СИЗО по делу об уклонении от уплаты таможенных платежей.

Что любопытно: по данным Росстата, реальные располагаемые денежные доходы россиян в I квартале 2021 года упали на 3,6% по сравнению с докризисным I кварталом 2020-го. А они ведь и до этого катились вниз.

Учитывая очевидность того, что на фоне эпидемии и кризиса доходы населения будут падать, растущие доходы чиновников выглядят издевательством, ведущим к росту социальной напряженности и к соответствующим результатам на предстоящих выборах. Спасти ситуацию могло бы стать введение прогрессивной шкалы налогообложения, но существующая система для нашей элиты — это «священная корова», которую трогать нельзя, так что все разговоры о ее изменении всегда забалтываются, и едва ли стоит ждать прогресса при нынешней власти…

— Вообще, это обычная ситуация: доходы самых богатых групп населения больше защищены от кризиса и могут расти, когда падают доходы средних и бедных групп, — считает Анна Очкина, руководитель регионального отделения одной из партий в Пензенской области

— Большому бизнесу можно пожертвовать доходами, какими-то подразделениями, выждать и захватить участок рынка, которые из-за кризиса освободил менее мощный бизнес. Госкорпорациям вообще раздолье: именно в кризис они могут получать антикризисные госсзаказы. Соединение позиции депутата и бизнесмена дает возможность получения выгодных заказов и исключительных возможностей в бизнесе. Поэтому бизнес для госслужащих должен быть закрыт: это источник и коррупции, и дополнительного, несправедливого и недопустимого неравенства.

«СП»: — Не все чиновники бизнесмены. Они себе сами, что ли зарплаты устанавливают?

— Депутаты устанавливают зарплаты, а чиновники используют свои должности для покровительств своему бизнесу и бизнесу родственников.

«СП»: — В Кремле, оценивая ситуацию с падением доходов россиян, подчеркнули, что тенденция остается достаточно напряжённой. И что?

— Думаю, все ограничится снова серией обещаний и невразумительных, неэффективных пособий.

«СП»: — Как менять эту ситуацию? Можно ли как-то приструнить этот социальный разрыв?

— Давно пора вводить настоящую, продуманную прогрессивную шкалу налогов, ничем учитывающую сферы занятости (социально значимые профессии вроде учителей, врачей, пожарных, соцработников и т. д.), должны получать налоговые льготы; представители профессий, требующие высокой квалификации и ответственности, вроде летчиков и хирургов, даже при высоких заработках, должны платить налоги по особой, льготной шкале. Но при сложившей власти, при имеющейся расстановке сил, максимум, что мы можем иметь, это ту невнятную «прогрессивную» шкалу, которую имеем. Она не продумана, несправедлива и не эффективна для содержания сильного социального государства.

«СП»: — По-вашему, такие вещи усиливают социальную напряженность? Не аукнется ли это власти на выборах?

— Социальная напряженности растет, слишком много факторов: рост цен, коррупционные скандалы, эпидемия, с которой власти не справляются так, как заявляют. Мне кажется, будет протестное голосование. Спасет власть трехдневное голосование.

— Кризисы никогда еще не мешали российским чиновникам богатеть, даже — напротив. Мы знаем массу примеров, когда разоряются мелкие и даже крупные предприниматели. Но крупные бюрократы не разоряются никогда, за исключением случаев, когда их сажают в тюрьму с конфискацией имущества, — говорит директор Института свободы Федор Бирюков.

— И тут секрет кроется не в каких-то особых бизнес-талантах высокопоставленных госслужащих, и даже не в их преступной активности, которая нередко имеет место быть. Дело в той системе, которую они сами для себя создали. Это не просто особая категория граждан, это закрытая каста.

Когда мы говорим о чиновниках, надо понимать, что абсолютное большинство из них — просто люди на не слишком высоких зарплатах, радующиеся соцпакету, ведомственной поликлинике и относительно гарантированной в будущем пенсии. Именно они делают всю черновую бюрократическую работу. Именно их периодически сокращают в угоду уважаемой публике.

Но есть совсем другое, высшее чиновничество. Это люди совсем другого калибра. Это практически отдельная каста с огромными привилегиями, ресурсами и влиянием. Именно такие и поражают воображение СМИ своими ежегодно растущими доходами. Большинство из них действуют в регионах, подальше от Москвы. Это и понятно, деньги любят тишину. А необходимую тишину обеспечивает влияние таких чиновников.

Госслужащим нельзя заниматься бизнесом. Но можно, к примеру, «инвестировать». Или зарабатывать на ценных бумагах. Это один из основных официальных источников доходов этой касты. На деле же декларируемые доходы гораздо выше, ведь многие крупные чиновники де-факто продолжают руководить своим бизнесом и получать прибыль. Не говоря уже о различных коррупционных схемах.

Таким образом, мы видим олигархию в ее классическом смысле — «власть богатых», точно по Аристотелю. В этом аспекте современная Россия максимально приблизилась к политической системе США, к ее самой негативной черте. Там ведь тоже правят деньги, капитал.

«СП»: — Что с этим сделать? Может, ввести прогрессивную шкалу налогообложения, которая во многих странах не позволяет развиться такому колоссльному отрыву от народа?

— Одной лишь прогрессивной шкалой налогообложения проблему не решить.

Нужно в целом менять кадровую политику государства, рвать коррупционные связи, разрушать круговую поруку, приводить во власть патриотов.

— Эпоха Путина сменила эпоху семибанкирщины и является производной от неё, — говорит секретарь московского городского комитета КПРФ по выборам Николай Волков.

— Мы видели, как мало в ковидный кризис государство помогало врачам и как существенно государство поддержало «системообразующие предприятия» — в основном это торговые сети, сырьевые кампании и банки. Чего после этого можно ожидать? Бедные беднеют, богатые — богатеют. Малый бизнес в пандемию закрывается и только крупный получает государственную поддержку.

Безусловно, России нужна прогрессивная шкала налогообложения. До недавних пор Путин гордился, что Россия была единственной развитой страной с плоской шкалой налогообложения. Гордиться нечем… В этот кризис чуть-чуть повысили (с 13% до 15%) налог для зажиточных граждан (доходы от 5 млн. в год). А где симметричное снижение налога для бедных? В наших условиях доходы ниже 20 тыс. в месяц вообще не должны облагаться налогом.

К сожалению, наша власть, не готова идти навстречу обществу.

svpressa.ru



Source link