Рекордный вывоз капитала «съел» нефтегазовые доходы России

0
15


Левая оппозиция требует пресечь ограбление страны

Благоприятная конъюнктура на энергоносители вероятно радует генералов бизнеса и чиновников, но не может радовать большинство россиян. Сверхдоходы, которые страна получает от продажи газа и нефти, идут мимо их карманов.

По данным Центробанка, чистый отток капитала из России с января по сентябрь 2021 года составил 59 млрд долларов. Из них 33,9 млрд долларов пришлось на третий квартал. И в третьем же квартале страна получила сопоставимые 40,8 млрд долларов (и рекордные в истории!) в виде профицита текущего счета платежного баланса за счет роста валютной выручки от экспорта углеводородов.

Получается, львиную долю сверхдоходов от экспорта сырья из России вывезли.

Это не случайность, а системное явление постсоветского времени. По оценке Сергея Глазьева, отток средств из российской экономики за последние 30 лет превысил 1 трлн долларов. Примерно полтриллиона вращается между офшорами и российской экономикой, а вторая половина триллиона вообще испарилась в неизвестном направлении, отмечал экс-советник президента РФ.

Однако никаких признаков, что Владимир Путин прислушался к Глазьеву, нет. «Отток капитала имеет место быть, это совершенно очевидно», — констатировал президент, отметив, что движение капитала — естественный процесс. Равнодушие Путина поражает. Само по себе движение капитала может и естественно, но вот движение денег только вовне, из страны, похоже на ограбление россиян.

Ответственность за это лежит на власти, не способной эффективно пресечь вывоз капитала. Более того, создающей для этого благоприятные условия. Так, в июне Путин разрешил размещать валютную выручку от экспорта якобы не сырьевых товаров (на самом деле черных и цветных металлов, золота, зерна — Авт.) на счетах иностранных банков, указывал профессор МГИМО Валентин Катасонов.

Россия нуждается в коренной смене экономической политики. «Вернуть в страну свыше 40 тысяч предприятий, зарегистрированных в офшорах. Запретить регистрацию российских юридических лиц в иностранных юрисдикциях. Ограничить участие иностранного капитала в российских акционерных обществах», — настаивала левая оппозиция в Госдуме VIII созыва накануне первого заседания.

По мнению академика РАН Роберта Нигматулина, тема вывоза капитала — политическая и должна быть на контроле у парламента.

— В России только 55 процентов ВВП реализуется в виде денежных доходов населения. Остальные, в том числе, выводится за границу. В других странах, например в Польше — 70 процентов. Этот опыт надо изучать, работать с учеными. И есть еще один момент. Если суммировать данные по импорту из разных стран, то они в два раза отличаются от данных Таможенной службы. То же самое касается и экспорта. Это тоже серьезные потери — порядка 8 трлн рублей. За всем этим надо следить.

«СП»: — Как?

— Отменить вывоз капитала в рыночной экономике нельзя. Но государство может и должно контролировать этот процесс. Это нормально и принято в большинстве развитых стран мира. Вывозимые средства, особенно на личное потребление, должны облагаться налогом. Вводить налог нужно не сразу, постепенно. И кроме того, надо если не запретить, то сильно сократить офшорные юрисдикции. Избегать налогов никто не должен.

«СП»: — При этом Путин в июне своим указом сам дал послабление к вывозу капитала…

— Сейчас Белоусов правильно отстаивает идею, что сверхдоходы, полученные за счет падения курса рубля должны облагаться дополнительным налогом. Но в правительстве, видимо, многие не заинтересованы в этом… В СМИ начинают позорить идеи вице-премьера. Мол, он хочет установить социализм. Это вздор, манипуляция. Тут спасет только политическая воля президента. Он должен беспокоиться, чтобы наши ресурсы не пропадали.

А для этого должна появиться серьезная специальная служба под контролем парламента. Есть же у нас Счетная палата, подотчетная Федеральному собранию.

Шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв предлагает действовать методами экономического стимулирования.

— Проблема в том, что капитал не находит себе достойного применения внутри страны. Частные инвесторы не видят резонов вкладывать в собственную экономику, так как не ожидают эффективной отдачи от таких вложений. И ведь деньги приходят — с экспорта металлов, нефти, даже зерна или гречки, да и часто от других нехитрых и более-менее налаженных бизнес-схем, но полученная прибыль не остается надолго в России.

Практически не защищен любой решившийся масштабироваться бизнес и в судебном плане, от попыток рейдерских захватов. А это означает, что каждый бизнесмен средней руки, хотя бы задумавшийся о том, чтобы прыгнуть чуть выше привычных рамок, рискует потерять в итоге все, что создавал. Достаточно вспомнить судьбу «ВКонтакте» или «Евросети». Вот на выходе и имеем вывоз «избыточного» капитала.

Но базовая причина, с которой по идее и справиться намного проще, все-таки недостаточная емкость российского внутреннего рынка: наши люди не имеют столько денег, чтобы выкупить какой-то более заметный объем произведенных товаров и услуг. Работают на расширение разве что некоторые удачно найденные ниши, или какие-то ноу-хау, эксклюзив, а о возможности эффективно применить свой капитал как о массовом явлении речи не идет.

«СП»: Но раз вывоз капитала увеличивается, значит есть что вывозить…

— Остается придумать, как заинтересовать хотя бы часть этих денег остаться в стране, а не утекать в офшоры или на цели потребления, приобретения недвижимости или предметов роскоши за рубежом. Рецепты для стимулирования капитала остаться в целом известные. Достаточно начать с двух вещей.

Первое: требуются субсидии в форме соинвестирования или возврата большей части уже собранных в прошлом государством с каждой конкретной частной компании налогов, чтобы на каждые два-три рубля, который бизнесмен готов вкладывать в развитие, приходился бы еще как минимум рубль помощи, а не поборов на федеральном и местном уровне. То есть, не просто абстрактные «налоговые льготы» в будущем с доходов, которые возможно никогда этим бизнесом и не будут получены, если он так и не расширится, а именно соинвестиции, чтобы государство предлагало такому бизнесу войти с ним в долю и по рискам, и по прибыли, с правом последующего выкупа частным инвестором бизнеса целиком через несколько лет, если дела пойдут в гору.

Причем, соинвестировать и давать разные льготы по налогам, надо не только условному Сколкову, но и «нормальным» рядовым малым, даже семейным и тем более среднего размера предприятиям. Привлекая в эти схемы и банки на выгодных для них условиях, и организационными усилиями, и бюджетами местных властей, которые стоит ради этого целевым образом пополнять с федерального уровня. Затем местные бюджеты будут активнее пополняться уже заработавшим с их помощью бизнесом.

«СП»: — Смело…

— И второе — назрела обратная, регрессивная шкала налогов на фонд оплаты труда: система, при которой работодатель, чем больше он поднимает своим сотрудникам зарплаты, тем меньше платит налогов и отчислений в соцфонды. Да, на какое-то время Пенсионный фонд и фонд ОМС не досчитаются привычных поступлений, но эти дыры легко закроются частью резервов, как собственно и сейчас ПФР получает из бюджета ежегодные дотации.

Придется выделять такие дотации из бюджета пять, семь или десять лет, а сам бюджет сводить с дефицитом, а не с бессмысленным профицитом, как сейчас. Зато за эти годы появятся реальные

каналы для повышения доходов наиболее активно занятых в экономике миллионов граждан, которые и создадут наконец-то повышенный спрос на внутреннем рынке, и производителям станет ради кого производить товаров больше.

«СП»: — Есть успешные примеры такой политики?

— Раскрутить внутреннее потребление — задача, которая еще три десятилетия назад казалась неразрешимой в том же Китае, но забота о росте доходов собственного населения способна постепенно вывести любую экономику из порочного круга. Но увы, сейчас сидящие в кабинетах чиновники меньше всего думают о прикладных перспективах больше чем на пару-тройку лет вперёд.

svpressa.ru



Source link