Путешественник кайфанул от Хакасии

0
19


Коронавирусные ограничения помогли как минимум одному сектору российской экономики — развитию внутреннего туризма. Конечно, большинство жителей страны, прежде проводившие отпуск за рубежом на морских курортах, просто переориентировались на Сочи и Крым, но часть россиян стала активнее осваивать и другие регионы. «Новый День» поговорил с Константином Поповым — он побывал во всех 85 субъектах Российской Федерации.

– Как ты начал путешествовать по России – как-то так совпало или ты изначально себе поставил цель объездить все?

– Изначально цели не было. Я жил в Екатеринбурге несколько лет назад, ездил только в Тюмень, Курган, Челябинск. Но когда я переехал в Москву, поехал по ближайшим городам и странам. И в какой-то момент я посчитал, что побывал уже в 40 регионах страны. Меня тогда еще постоянно спрашивали: «А здесь ты был? А здесь?» Тогда я и поставил себе цель – посетить все регионы страны. Сначала я ездил так – один новый регион, затем одна новая страна. Но в прошлом году из-за ситуации с коронавирусом новых стран не случилось – а на тот момент у меня было где-то по 65-67 стран и регионов. В итоге к сентябрю 2020 года я побывал уже в 83 регионах, оставалось два – Магадан и Чукотка, но там ударили холода, смысла ехать и проводить время в отеле не было, поэтому я отложил поездку. В июле 2021 года купил билет в один конец и поехал в Магадан, а оттуда улетел на Чукотку.

В планах сейчас «закрыть» все чудеса России, я видел уже шесть из семи, кроме плато Маньпупунер. Еще мне интересен список ЮНЕСКО, в котором, если не ошибаюсь, 28 объектов в России.

– Есть у тебя какой-то топ регионов?

– Я кайфанул от Дальнего Востока – Сахалин, Приморский край. На юге России – от Калмыкии. В Сибири – от Хакасии, Якутии. Якутия вообще офигенная! Взять хоть Ленские столбы, но там есть ещё что посмотреть. Сейчас туда, конечно, лучше не ехать, учитывая, что там происходит, как она горит. Но я хочу съездить туда зимой, добраться до полюса холода – до Оймякона.

– А какие переоценены?

– Раньше как все думали? Путешествие по стране – это черноморское побережье, Сочи, Геленджик, Крым. Когда поняли, что там слишком много людей, что надо что-то новое, все поехали на Байкал, потом на Камчатку, в Териберку, в Дагестан. Потом поехал народ в Кабардино-Балкарию, в Карачаево-Черкесию, в Адыгею. Затем в Ингушетию и Чечню – я бывал и там и там, и не раз, там есть что посмотреть, конечно, но мне больше понравился русский север. Сильно недооценены Архангельская и Псковская области, а для любителей гор – Свердловская область, Пермский край, Башкирия. В Челябинской области мне очень понравилось на Таганае.

– Сможешь назвать пять городов или регионов, куда больше ни ногой?

– На первом месте, конечно, Анадырь. Обычно как думаешь, когда едешь куда-то? Не понравится – уеду. Анадырь – это город, из которого нельзя улететь или уехать. Между городом и аэропортом Анадырский лиман, преодолеть который можно на катере, барже или вертолете. Если непогода, то вертолеты не летают, баржи не ходят – им запрещают, грозят штрафом, катера тоже, потому что их сносит. Я попал как раз в непогоду, к тому же один катер сломался, другой ушел на какой-то мыс, и я просто не добрался до аэропорта и не улетел. Кроме того, в Анадыре нечего делать, в самом городе смотреть нечего. Да, там есть природа, охота, рыбалка – но это на вертолете, 800 тысяч рублей минимум, чтобы слетать на север Чукотки.

На втором месте Сыктывкар. Ощущение, что город застрял в 90-х или еще раньше, если там ноги не сломаешь и нормально доберешься до отеля, уже хорошо. Часто говорят, что самая беда в стране у нас это Чита, Тува. Да, в Туве не очень хорошо с дорогами и инфраструктурой, но учитывая, что это родина министра обороны, там вроде бы более-менее что-то строят, какие-то есть надежды, что будет лучше. Понятно, что в центральной России, как отъезжаешь 100-200 километров от МКАДа, видишь — беда, но жить, в принципе, можно.

– Принято считать, что путешествия по России – это очень дорого, даже по сравнению с путешествиями за рубеж. Это так?

– Есть путешествия по странам Азии, по странам третьего мира – там точно дешевле. А есть страны Европы, учитывая нынешний курс евро, это дороже. Путешествия по России где-то посередине. Хотя, конечно, реакция человека, который видит тур на неделю в Сочи за 100 тысяч рублей, понятна: «Что, совсем оборзели? Такого быть не должно!» Но в целом, да, есть места и туры, которые не всем по карману – та же Чукотка с арендой вертолета за 800 тысяч и ценой гостиничного номера минимум за 10 тысяч в сутки. Но нет городов в России, где отели и транспорт (если убрать Дальний Восток) дороже, чем в Европе. Всегда есть сайты, где можно снять жилье, недорого купить билеты, например, в Магадан я улетел за 14 300, а в прошлом году мы слетали на Камчатку туда-обратно за 13 тысяч рублей, на Байкал за 7 или 8 тысяч. Если кто-то говорит, что это дорого, пусть он попробует за те же деньги добраться до Лондона. И если доберется, сколько денег потратит там. Часто люди говорят, что да, из Москвы летать дешево, а из нашего региона дорого – да, если брать перелеты напрямую, а из миллионников всегда можно добраться в Москву.

– Какая есть общая боль у внутреннего туризма? Фактор, который мешает людям ездить по стране, по твоему мнению.

– Ложное ощущение того, что нечего смотреть. Мне кажется, люди думают, что на Байкале увидят озеро, а на Кавказе – какие-то горы. Трудно объяснить москвичу, зачем ехать в Екатеринбург. Но когда начинаешь рассказывать про историю, про конструктивизм, многие думают – да, интересно, – и едут.

Точно так же люди не знают, зачем ехать в Смоленск, Калугу, Рязань, или зачем ездить по деревням, каким-то небольшим городам. А там есть архитектура, там есть история, там есть интересные люди, там музеи прямо такие! Плюс люди, которые путешествовали всегда пакетными турами в Египет, Турцию, привыкли к тому, что их берут за ручку – вот трансфер, вот сегодня такая экскурсия, вот завтра такая. Когда ты едешь в Гороховец или в Торжок, надо планировать самому. Наверное, рынок будет развиваться и появятся гиды. Допустим, как сейчас на Камчатке. Раньше все думали, что Камчатка – далеко и очень дорого. Но даже в инстаграме по поиску «гид камчатка» можно найти человек десять – популярных, проверенных, у которых экскурсии от 3 тысяч рублей на человека. Да, за эти деньги ты поедешь на КамАЗе в вахтовке, но за 10 тысяч – на джипе, на «крузаке», за 40 тысяч – на вертолете. И они тебе сделают программу экскурсий – каждый день по новым местам. Это развивается, но понятно, что нет какого-то сетевого решения – это какие-то локальные гиды. Вот самая главная боль – люди сами не могут организовать маршрут по стране, построить его.

– Возможно, еще срабатывают стереотипы? Раньше народ не ехал массово в Дагестан, считалось, что это опасно, пока постепенно отношение к этому региону поменялось. Может, в этом причина?

– По поводу безопасности – наверное, имеет смысл быть осторожнее в регионах, которые считаются депрессивными. Это Забайкальский край, район Читы, Хакасия, Тува. На севере, наверное, нет такого. На Кавказе – как попадешь, считается, что там все гостеприимно, но мы смотрим новости и понимаем, что всякое может быть. Но в России в целом в разы безопаснее, чем даже в Европе. Покатайся где-нибудь в Марселе ночью или в Брюсселе – это если не сидеть в отеле и пить в лобби кофе, а просто погулять вечером по городу, в районе вокзала, на окраинах… Поверьте, страшнее гораздо, чем в Чите, Кызыле, Абакане или где-то на Кавказе.

– Нужно ли знать какие-то национальные особенности, отправляясь в российские регионы, чтобы не попасть в неприятности?

– Пожалуй, нужно иметь в виду особенности мусульманских регионов. Больше бы нигде не выделил. Весной этого года мы бегали в Дагестане, у нас был трейл, и с финиша нас привезли в город, из которого мы бежали. Организаторы просили, чтобы плечи, колени были закрыты, но кто-то все равно бежал в майке и в шортах – пока шли до отеля, на них смотрели так, как будто они с другой планеты. Но ничего не сказали и не сделали.

Или в Чечне я сфотографировал резиденцию Кадырова и пошел дальше. Иду, а ко мне кто-то очень быстро подходит и говорит: «Извините, пожалуйста, то, что вы сфотографировали, удалите». И ты, конечно, удалишь. Потому что ты не знаешь, какие у них там обычаи, что делать, что нельзя. Ты же не будешь говорить: «Нет, я не удалю», когда рядом стоят бородатые ребята с автоматами.

Но в целом ничего особенного знать не надо – конечно, если в деревню приедешь с цветными волосами, то у людей, наверное, будут вопросики, с какого ты района.

– Вот ты все 85 регионов объехал – просто галочку поставил или у тебя еще помимо самого факта была какая-то цель?

– Для меня больше было интересно пообщаться с людьми, почему люди живут как живут. Возьмем Владимир. Казалось бы, пара сотен километров до Москвы – взял и уехал туда, где зарплата выше, уровень жизни. Или вот почему люди не уезжают из Анадыря, города, из которого улететь стоит 40 тысяч рублей, а булка хлеба продается по 150 рублей. Важно было именно понять русский дух. И что я понял? Говорят, что страна разная. Климатически – конечно, Якутия и Калмыкия очень отличаются, но люди, по моему ощущению, везде одинаковые. Они смотрят одни и те же передачи по телевизору, они обсуждают одни и те же темы. Когда едешь в такси, общаешься с продавцами, с администраторами в отелях, на лавочках с пенсионерами в парке – все похожие, все друг друга понимают.

– Ты постиг русскую национальную идею?

– Какая у нас национальная идея, я не знаю. Но меня очень печалит, когда я смотрю на то, что происходит во многих городах в стране. Однажды я приехал в свой родной город Камышлов, а рядом с моим домом, моим подъездом просто лежала гора мусора. Я спросил у знакомых, что случилось, а они объяснили, что дворник есть, но сейчас почему-то не убирает. Говорю: «Так почему вы сами не уберете?», а они говорят: «Нам зачем? Нам это не надо». Я взял мусорный мешок, перчатки, убрал. На меня смотрели, как на ненормального: «Ооо! Совсем Попов обеднел, пошел в дворники!» То есть у людей ощущение, что есть у них свой дом, внутри квартиры чисто, а то, что за дверьми, – это уже не их проблемы, это где-то там.

– То есть нет ощущения своей земли, получается?

– Абсолютно нет. С одной стороны, есть молодые люди, которые часто переезжают, меняют локации и думают: «Мне зачем? Я тут снял, пожил и уехал». С другой – есть люди, которые живут всю жизнь в одном доме, в одной квартире, но не могут покрасить двери, мусор убрать, траву покосить, зато, например, покупают себе дорогие машины, потому что люди наши часто считают, что важнее то, что о них подумают, их статус.

Если ты идешь где-то по Камчатке, руку протянешь – и первая же машина остановится, подвезёт, потому что сегодня не помог ты – завтра не помогут тебе. Но был у меня другой опыт, я должен был в мае ехать из Гороховца в Муром, а человек, который должен был везти, отказался. Ну, думаю, как-нибудь доеду, кто-нибудь подвезет… Три часа шел, проехало машин двести – никто не остановился. Такое тоже бывает, потому что люди думают: «А зачем мне останавливаться, кто-нибудь другой обязательно подвезет».

Вот эта надежда, что кто-нибудь обязательно подвезет, кто-нибудь мусор уберет, – это, конечно, расстраивает в наших людях.

– Давай подытожим. Путешествия по России – это…

– Конечно, не хочется заканчивать на такой ноте, но часто однообразно. Может, это просто такая избалованность, что хочется видеть разные языки, разные культуры, а люди у нас очень похожие. Приезжаешь на Чукотку, а чукчи выглядят так же, как любые азиаты – в такой же одежде, без какого-то колорита. За колоритом надо куда-то ехать, да и то если повезет, даже в деревнях уже такого нет, все музейное. Идем к какой-то унификации, и пока еще есть, осталось хоть какое-то разнообразие, надо ехать и смотреть.

Екатеринбург, Екатерина Норсеева, «Новый день».



Source link