Пропаганда приспособила Лаврова

0
26


Данное сообщение создано и распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, российским юридическим лицом, Радио Свобода*

«Несистемная оппозиция с подачи Запада готовит провокации в Госдуму, существует договоренность не признавать выборы в Госдуму – об этом заявил Сергей Лавров во Владивостоке», — донесла со ссылкой на министра иностранных дел РФ программа «60 минут» и давай поименно костерить супостатов, ничуть не смущаясь тем, что ни Лавров ничего подобного про оппозицию не говорил, ни одна из упоминаемых в эфире персон.

 И поскольку выпуски политических ток-шоу на темы внутрироссийской политики вещь крайне редкая, да еще Владимир Вольфович там выступил крайне незаурядно, обсудим вот этот конкретный с журналистом-международником Константином Эггертом и аналитиком Фонда Карнеги Андреем Колесниковым.

Видеоверсия программы

Ни о каких договоренностях российской несистемной оппозиции с Западом речь вообще-то не идет

Елена Рыковцева: Событие совершенно сенсационное случилось вчера на российском государственном канале, который называется «Россия-1», программа «60 минут», которую ее авторы и ведущие называют любимой программой всех россиян. Вполне возможно, что это их любимая программа. Флагманское общественно-политическое шоу российского телевидения, которое никогда не говорит о внутренней политике, оно говорит об Украине, об Америке, о Западе, о «Северном потоке», о чем угодно, только не о внутренних делах Российской Федерации, и никогда не затрагивает практически тему выборов. И вдруг вчера эта сенсация. Я с огромным интересом и удовольствием смотрела эту программу, она, конечно же, была посвящена выборам с той точки зрения, что негодяи либералы готовятся совершить нападение на эти самые выборы. После того, как мы увидели начало передачи и первые слова ведущего Евгения Попова, мы поняли, что информационный повод для того, чтобы заговорить на тему нападок либералов и попыток срыва либералами этим выборов – это слова министра иностранных дел Лаврова.

Елена Рыковцева: Тут начинается самое смешное, потому что он ничего подобного не сообщал. Он не упоминал внесистемную оппозицию в контексте выборов вообще, и ничего не говорил об уже существующих договоренностях между Западом и оппозицией. А что именно он говорил, мы сейчас увидим.

лена Рыковцева: Вы эти слова слышите: «наверное», «потом», «планы есть, нам о них известно». Но ни о каких договоренностях российской несистемной оппозиции с Западом речь вообще-то не идет. Поэтому программе «60 минут» пришлось что-то от себя доказывать, и все доказательство этих страшных планов заключалось в этой цитате.

 Это фантазии Сергея Викторовича о том, что Запад готовит насильственные действия перед выборами

Елена Рыковцева: Все, больше никаких цитат, никаких высказываний никаких оппозиционеров на тему выборов приведено не было. Более того, наша программа сегодня обойдется, к сожалению, без традиционного сюжета нашего корреспондента Анны Хламовой, которой я дала очень четкое задание найти цитаты всех перечисленных в этой программе несистемных оппозиционеров, которые призывов к Западу не признавать выборы. Это задание осталось невыполненным, ни одной цитаты ни одного из оппозиционеров Аня, к сожалению большому, не нашла. С нами Андрей Колесников, аналитик Фонда Карнеги.

Сергею Лаврову в этой конкретной ситуации приписали информирование общественности о том, что российская оппозиция пошла на сговор с Западом по части непризнания выборов. Им все это зачем придумывать?

Андрей Колесников: В принципе все время все придумывается – это один из принципов существования этой власти. У нее выдуманные угрозы, которые она продает населению, чтобы держать население в некотором страхе и мобилизовывать его на разные ралли вокруг флага в поддержку Путина и режима, что получается все хуже и хуже. Потому что это внешнеполитическая повестка, она была интересна гражданам примерно до 2018 года, до пенсионной реформы, после этого она потеряла свое мобилизующее значение. Все знают, что мы великие, все нормально, Путин всех напугал, нас все боятся. Что дальше – с этим проблема. То, что касается выступления Лаврова, он эти все слова тоже как и Путин повторяет одно и то же, и одни и те же аргументы, которым можно найти массу контрагрументов.

То же самое происходит и с Лавровым в последние годы, которого многие считают коллеги иностранные выдающимся дипломатом и так далее. Но степень его адпативности такова, что несколько бледно выглядит его аргументация, его попытки объяснять миру теми словами, какими он объясняет. На самом деле за эту цитату можно было зацепиться, нужно было за что-то зацепиться, чтобы провести программу на эту тему, потому что все-таки он говорил о возможности неких провокаций на выборах, вмешательства иностранцев в выборы. Дело в том, что это не выборы – это другая совершенно процедура, вмешательство абсолютно бессмысленно. Фильтров поставлено столько, что бессмысленным стало «умное голосование», просто не за кого умно голосовать.

Андрей Колесников

Все время все придумывается – это один из принципов существования этой власти

В чем Лавров не то, что не прав, он врет, он в принципе врет, но специфическая его ложь состоит в том, что он говорит о том, что Запад готовит насильственные протесты. В России не было ни одного насильственного протеста, начиная с протестной волны 2011 года, не было никакого насилия, никто не бил витрины, не жег машины, не штурмовал Кремль. Абсолютно некорректное сравнение с «желтыми жилетами», которые громили Елисейские поля, абсолютно некорректное сравнение с людьми, которые штурмовали Капитолий, за которых заступается Путин. Это погромщики, а те люди, которые выходили на улицы – это нормальный городской средний класс. Вот это и есть вранье. Были столкновения физические в Шиесе и Куштау – это не политические столкновения, это протесты гражданского общества. Говорить о том, что кто-то готовит что-то насильственное, бессмысленно в том плане, что не было никогда никаких насильственных протестов в современной России – это ложь откровенная.

Елена Рыковцева: Это фантазии, конечно, Сергея Викторовича о том, что Запад готовит насильственные действия перед этими выборами. Второй наворот фантазии – уже федерального ТВ, это то, что он говорит об оппозиции в этой связи. Мы все же сегодня прохожих на улице Москвы спросили, собирается ли Запад вмешиваться в российские выборы.

Елена Рыковцева: В Твиттере мы предложили четыре варианта, будет ли Запад влиять: «Да, как обычно» – 47%, «Да, впервые» – 1%, «Нет, им это не нужно» – 41%, «Нет, нет возможности» – 11%. В общем можно сказать, что поделились голоса между теми, кто верит, что он будет влиять, и между теми, кто считает, что ему это либо не нужно совсем, либо нет возможности.

Андрей Колесников: Они достаточно типичны, и в массовых опросах, и качественные исследования в фокус-группах показывают, что если и достигла успеха эта пропагандистская кампания, то именно кампания, касающаяся того, что иностранцы влияют на политический процесс в России, хотят этого влияния. Хотят, как сказал один из молодых участников этого опроса, удивительно, что он молодой и так отвечает, хотят откусить кусочек России или взять всю Россию. Повторение одних и тех же мантр привело к тому, что люди верят в это иностранное влияние. Они верят в то, что закон об «иностранных агентах» нужен, они верят в то, что люди на протесты выходят за деньги. Довольно большое число опрашиваемых социологами людей говорят об этом. Они верят в то, что Навальный – это агент ЦРУ. Почему же тогда ЦРУ не выкрадывает своего агента из Владимирской области, где он сидит? Это как-то абсурдно, но никого не волнует степень абсурда.

Повторение одних и тех же мантр привело к тому, что люди верят в это иностранное влияние

Люди, как мы видим по этому опросу, который маленький, но в то же самое время получился репрезентативный, они верят в это самое иностранное влияние. Это очень плохой признак – это признак нездоровья нации, ментального нездоровья. Когда нация считает, что некоторые ее беды имеют иностранное происхождение – это говорит о том, что ситуация настолько плоха, что уже не на кого переложить эту вину. Но в массе своей люди не перекладывают эту вину на того же самого Путина. Тем не менее, это все идет параллельно с тем, что всякие внешние войны, внешние победы, в том числе дипломатические, не только военные, они уже не мобилизуют граждан, есть некоторая усталость от этого. Да, вмешиваются, да, мы великие, но давайте как-то займемся нашими делами. Все коррумпированное, доходы падают, да, конечно, Обама виноват, никогда мы так плохо не жили, как при Обаме, но и Обама вроде ушел. Так же плохо жили при нашем друге под названием Трамп. Что происходит – люди не могут разобраться. Поэтому, не будучи способными мыслить самостоятельно, мыслят штампами, которые навязывают эти самые господа из «60 минут». Интересно было бы с ними поговорить по душам и спросить, верят ли они в тот бред, который они несут. Я понимаю, что за эти деньги можно нести любой бред, но они очень серьезно влияют на сознание нации – это не шутки.

Елена Рыковцева: По опыту общения: обычно люди убеждают себя, что они в это верят.

Андрей Колесников: Эти люди, безусловно, у них нет другого выхода. Люди, работающие во власти, очень многие из них, безусловно, обладают раздвоенным сознанием, думают одно, говорят другое, ведут себя совершенно третьим образом, прекрасно понимая то, что происходит, не будучи способными повлиять на то, что происходит, ведут себя в соответствии с внешними правилами, адаптируются к ситуации. Это касается не только тех, кто работает наверху в элитах, это касается обычных людей, которым проще в соответствии с психологией толпы присоединяться к той массе, которая думает определенным образом.

Многие люди во власти думают одно, говорят другое, ведут себя третьим образом

Для чего, собственно нужны всякие выборы, голосование за обнуление? Государство объясняет гражданам, что вы, граждане, все еще нас поддерживаете. Посмотрите, как вы за нас проголосовали – это же поддержка. Вот почему нужны выборы. Многие спрашивают, зачем вообще эти парламентские выборы нужны, что они решают, кого они представляют. Нет, это важно для легитимации власти. Вы все еще большинство, дорогие россияне, все еще нас поддерживаете.

Елена Рыковцева: Я хотела бы дать познакомиться с некоторыми высказываниями одного из гостей программы «60 минут» – это знаменитый российский политик Владимир Жириновский. Почему я считаю важным и любопытным дать нарезку этих высказываний, потому что под предлогом, что нужно заклеймить либералов, он наконец-то заговорил каким-то образом о выборах, о внутрироссийской политике, о международной. Там очень интересно строится концепция, он говорит какие-то абсолютно крамольные вещи, но чтобы сказать крамолу, надо тут же даже без запятой поругать оппозицию. Давайте начнем с первого фрагмента – это диалог с ведущим о том, почему Запад боится Россию. По объективным историческим причинам, считает Владимир Вольфович.

Елена Рыковцева: И тут же, для баланса.

Солдат послать в Афганистан – преступление

Елена Рыковцева: Он галочку поставил, поругался. Тут же, конечно, ведущие охотно подхватили, что те сбежали из России. Но не на того напали. Снова крамола!

Елена Рыковцева: Вы представляете, какие ужасы он говорит: давайте честные выборы проводить, давайте эту партию не назначать, которую народ уже не хочет. Что нужно сделать Владимиру Вольфовичу для того, чтобы остаться на федеральных каналах, чтобы его не трогали? Смотрите.

Хватит уже партии «Единая Россия» во главе избирательной кампании, надо ее убирать, делать, как хочет народ

Елена Рыковцева: Вы помните, вчера мы делали эфир на тему Афганистана, наши гости очень сдержанно говорили о том, что нет, скорее всего нового Афгана не будет, мы верим Лаврову, который говорит: ответ очевиден, пойдем мы туда или нет. Он не сказал, что именно очевидно, но эксперты сказали, что не пойдем. Был такой мягкий эфир. Вдруг Владимир Вольфович всю правду-матку резко про Афганистан.

Елена Рыковцева: Солдат послать в Афганистан – преступление. И тут же, что нужно сказать ему?..

Елена Рыковцева: С нами на связи Константин Эггерт, журналист-международник. Вчера ваш портрет мелькал среди тех, кто ездит в Америку и договаривается о том, чтобы не признавал Запад российские выборы. Вы как-то задействованы в договоренностях между российской оппозицией и непризнанием Западом выборов?

Правящая верхушка обязана демонстрировать набор клише, среди них проклятья в адрес мифических либералов

Константин Эггерт: Это не научная фантастика, конечно, это просто бред какой-то. Даже не будут это комментировать. Тем более, какой Вашингтон, если мы прикованы на месте, я может быть чуть меньше, по работе ездил куда-то.

Елена Рыковцева: Серьезно говоря, я неслучайно так долго показывала эту нарезку. Это я делю эти вещи, а там в эфире даже запятой не было, там на том же самом дыхании Жириновский говорит: хватит уже партии «Единая Россия» во главе избирательной кампании, надо ее менять, надо убирать, надо делать так, как хочет народ. И без запятой – убрать «пятую колонну», арестовать либералов, не надо вводить войска в Афганистан, посадить «пятую колонну». Вы не можете сейчас сказать в федеральном эфире, даже политик уровня Жириновского, ничего без того, чтобы не проложиться проклятиями в адрес «пятой колонны». Даже его запугали?

Константин Эггерт: Все знают правила игры на федеральных каналах. Те, кто особенно состоит в партиях, которые на самом деле являются не партиями, а департаментами администрации президента, они прекрасно знают, что нужно говорить, что действительно волнует Путина. В отличие государственного телевидения, например, Лукашенко, на госканалах можно еще что-то сказать. Это, как правильно вы сказали, должно сопровождаться обязательно набором клятв в верности. Вся российская сегодняшняя правящая верхушка, к которой, несомненно принадлежат руководители так называемых парламентских партий, обязана постоянно и практически без подсказки, а по собственной воле постоянно демонстрировать определенный набор клише, среди них проклятья в адрес каких-то мифических либералов. Если классифицировать меня по сегодняшним современным западным понятиям, я точно не либерал, как минимум не левый либерал.

Я так же понимаю, обратите внимание, в конце Жириновский говорит: разобраться с Украиной. Это вторая обязательная клятва на верность, которую нужно давать публично – это говорить про государственный переворот 2014 года на Украине, и что обязательно с этим надо разобраться. И третье – обязательно надо говорить о расширении НАТО на Восток. Уже даже «лихие 90-е» не так важны, но эти вещи обязательно важны – борьба с «пятой колонной», «иноагентами» и так далее, Украина и НАТО. Это то, с чем, насколько я понимаю, просыпается и ложится спать Владимир Владимирович Путин.

«Разобраться с Украиной» – это еще одна обязательная клятва на верность

Есть еще такая история, как Вторая мировая война, все, что касается пакта Молотова-Риббентропа и так далее – это тоже еще одна важная тема. Но она, как правило, очень легко комбинируется с такими темами, как НАТО. Потому что теперь модно говорить на программах Скабеевой и иже с ними, что в 1941 году на Советский Союз напала вся Европа, тогдашний вариант Европейского союза. Соответственно, Украина, сразу ты подтягиваешь Бандеру, батальоны СС и тому подобное. Это набор вещей, которые необходимо постоянно везде, в прогнозе погоды, кулинарной программе доносить до публики. Это своего рода идеологические столпы, идеологические главные постулаты нынешнего путинского режима. Владимир Вольфович Жириновский, политик очень опытный и талантливый, вообще очень талантливый человек, мы с ним учились в университете на одном факультете, только, естественно, с большой разницей по времени, он прекрасно все правила игры знает, он один из признанных мастеров этой игры.

Елена Рыковцева: Конечно, у Сергея Лаврова был в этом выступлении во Владивостоке целый перечень претензий к либералам, о которых мы еще скажем. Но в этом же эфире был замечательный момент, когда один из постоянных участников этих шоу, его зовут Алексей Наумов, он работает в «Коммерсанте» заместителем редактора международного отдела, попытался как-то потрафить ведущим и сказать, что эта упертая аудитория «Эхо Москвы», либеральных станций, она все равно не воспримет то, что они говорят, не воспримет ту информацию, которую дают в этих шоу. И вдруг он неожиданно их обидел.

Лаврову особенно не нравится, как российская оппозиция откликалась на эпизод с английским военным кораблем

Елена Рыковцева: Выяснилось, что не только у слушателей постоянных «Эхо Москвы» эта программа ассоциируется со всякого рода мемами. Посмотрим, как избирательница из Челябинска общается с депутатом Журавлевым, который является автором этого высказывания про публичный дом в Дании, которое сначала мы вам напомним.

Елена Рыковцева: Так вот теперь давайте посмотрим реакцию реальных людей, реальных избирателей этого Журавлева, которые одновременно могут являться зрителями программы «60 минут».

Елена Рыковцева: Алексей Наумов переживает, что упертая «эховская» аудитория не воспринимает. Не только она не воспринимает.

Человек нормальных взглядов, слушая программу «60 минут», придет только в ужас

Андрей Колесников: Это очередное упрощение. Что такое аудитория «Эха»? Аудиторию «Эха», я думаю, большинство составляет, я не люблю слово «либералы», оно слишком обобщающее, 50-70% — это либералоненавистники. Они слушают «Эхо» для того, чтобы зарядиться агрессией. Вот что такое аудитория «Эха». Да, безусловно, человек либеральных взглядов, просто нормальных взглядов, слушая программу «60 минут», естественно, придет только в ужас. Я на самом деле очень не люблю критиковать коллег, но когда коллеги из «Коммерсанта» из международного отдела ходят на такого рода программы, они легитимизируют такого рода существование этой программы, которую не то, что невозможно смотреть и слушать, ее не должно существовать в нормальном обществе. Наши деньги уходят на эти разговоры, вот в чем проблема на самом деле. «Эхо Москвы» здесь совершенно ни при чем. Я уверен, что аудитория Радио Свобода тоже весьма разнообразна на самом деле. Такого рода рассуждения только упрощают ситуацию, которая существует в обществе и в медиа.

Елена Рыковцева: Для того, чтобы остаться в эфире этих федеральных каналов, Алексею Наумову приходится говорить такие вещи, что это упертая аудитория, что она не понимает, она в своем коконе, нужно ему еще критиковать Сергея Лаврова за то, что он поименно этих либералов не назвал, что нужно же называть этих уродов. Нам звонит Сергей из Челябинской области.

Слушатель: Я хотел бы прокомментировать тему сегодняшнего выпуска вашего. Я общаюсь с некоторыми людьми на Западе «враждебном», там повестки России практически нет. Программа «60 минут» сделана для тех, кто кормится с ложечки «Останкино». Я считаю, что коллективному Западу это просто не нужно. Это все сделано, «60 минут ненависти», можно сказать, именно для российского зрителя, кто смотрит телевизор, кто следит за повесткой дня именно из этих передач.

Программа «60 минут» сделана для тех, кто кормится с ложечки «Останкино»

Правильно Андрей Колесников сказал, все сделано, чтобы потом просто сказать, что да, смотрите, нас поддержали, у нас есть выборы. Западу не нужно вмешиваться, я считаю, в выборы российские, потому что в России нет выборов. Естественно, все нарисуют, как нужно Кремлю. Начинается передача «60 минут», единственное, что мы видим – это то, что Россия – это центр мира, вокруг нее вертится весь остальной мир. А на самом деле это не так.

Елена Рыковцева: Меня тоже очень удивляет тематически, что эта программа посвящена тому, как все нас ненавидят. Этот выпуск, который мы обсуждаем сегодня, уникален тем, что какая-то попытка посмотреть на Россию, хотя вся эта Россия скукожилась до объемов этой внесистемной оппозиции. Теперь мы поговорим о реальных претензиях Сергея Викторовича Лаврова, которые тоже цитировались в этой программе, к оппозиции. Ему не нравится, что российская оппозиция смотрит на 90-е, как на какой-то символ свободы, чего-то более позитивного, чем сейчас. Ему не нравится, как она оценивала учения Российской Федерации у границ Украины. И вот ему особенно не нравится, как российская оппозиция внесистемная откликалась на эпизод с английским военным кораблем.

Елена Рыковцева: Поскольку он опять же никого конкретно не называет, хотя от него это все время требуют участники программы, приходится самой этой программе поработать, и в отличие от выборной темы, где они не смогли найти ни одной цитаты, здесь они их находят, мы, по крайней мере, знаем, кто эти супостаты, кто эти люди.

Эта программа посвящена тому, как все нас ненавидят

Елена Рыковцева: Перечисляются Константин Эггерт, Александр Гольц, военный эксперт, перечисляются высказывания Ивана Жданова, Александра Невзорова и Виктора Шендеровича. Причем про Эггерта отдельно отмечено не только то, что он говорил реально, но то, что его «не смущает».

Елена Рыковцева: Константин, вы где-то написали, что вас это не смущает?

Константин Эггерт: Меня точно не смущает программа Скабеевой. Спасибо за повышение индекса цитируемости в России. Давайте дальше, ребята. Особенно мне понравился тот фрагмент, который они привели, где я просто анализирую ситуацию, вообще никак ее не оцениваю. Я понимаю, что это такое клише, но давайте больше никогда не будем стараться в вашей программе упоминать выражение «несистемная оппозиция». В России вся оппозиция находится за пределами системы нормальная. Поэтому просто оппозиция, какая бы она ни была, слабая, пока не очень организованная, какая есть, такая и есть.

ffgtyu

Константин Эггерт

Елена Рыковцева: Во-первых, это авторы программы, ее гости используют термин «несистемная оппозиция». Во-вторых, вы же не можете поставить на одну оппозиционную доску «Справедливую Россию» и запрещенный и обозванный «экстремистами» ФБК.*

В России вся нормальная оппозиция находится за пределами системы

Константин Эггерт: Я не ставлю, в этом и суть. Люди, которые критикуют власть по принципу «если кто-то кое-где у нас порой», может быть есть небольшие противоречия на уровне регионов, как мы выяснили, в Хабаровске история с Фургалом была и так далее. Год сегодня, кстати, его аресту. В общем и целом ясно, что никакой настоящей критики наиболее крутых шагов властей, особенно в сфере внешней политики, политики безопасности, политических прав и свобод от трех так называемых оппозиционных парламентских партий услышать невозможно. Поэтому вся оппозиция реальная, которая говорит о тех вещах, которые волнуют Кремль по-настоящему, она находится за пределами Думы, она не находится в Охотном ряду. Что же касается этой истории с эсминцем, что касается вообще последних всех вещей, связанных с внешней политикой, мне кажется, довольно очевидно, что у Кремля это вызывает большое беспокойство, что происходит здесь. То, что я говорил в программе «Дождя», могу повторить у вас.

Я наблюдаю как человек, который пишет о европейской безопасности, снимает и говорит уже больше четверти века, наверное, я думаю, что в Черноморском регионе вокруг Украины Запад будет концентрировать на этом регионе свое внимание. Черноморская стратегия НАТО очень серьезная. История с эсминцем не первая и точно не последняя. Принципиальная позиция союзников по НАТО – это постепенное вовлечение Грузии и Украины во взаимодействие с альянсом. Второе, что очень важно, регулярная постоянная демонстрация Кремлю, что Крым не будет признан российским. В этом смысле Сергею Лаврову и всем остальным нужно запастись большим терпением, потому что это будет происходить регулярно.

История с эсминцем не первая и точно не последняя

Знаете, в чем самая главная проблема? Проблема в том, что, это я говорю как в прошлом военный человек, очень легко в такой ситуации, только если у одного человека зашалят нервишки, нарваться на очень серьезный инцидент. Мне было очень странно слышать от президента, Верховного главнокомандующего, когда он во время «прямой линии» сказал: ну потопили бы мы этот эсминец, ничего бы не было, третьей мировой войны бы не было. Вы знаете, я вам честно скажу, меня трудно заподозрить в симпатиях к коммунистическому режиму советскому, но Леонид Ильич Брежнев так бы не сказал. Вот эта постоянная игра на том, что мы такие психические, не троньте нас, мы сейчас перебьем всю посуду у вас в лавке – это на самом деле очень рискованная стратегия, которую очень многие видят, и которая не повышает доверия к стране, не работает на национальные интересы, на интересы Кремля, на людей, которые управляют и владеют сегодня Россией. Она не работает на национальные интересы России как страны и российского общества – это очень опасно.

А тот факт, что сегодня Сергей Лавров поставлен в список как один из локомотивов списка «Единой России», демонстрирует то, что в Кремле убеждены: эта политика страшно нравится народу, но она ему нравится поверхностно, она ему нравится в исполнении программы «60 минут». Кстати, справедливо заметил Жириновский, если отправить российских десантников в Таджикистан бороться с какими-нибудь ребятами, которые придут и начнут свергать большого друга Владимира Владимировича Эмомали Рахмона и его семью, которая тоже владеет Таджикистаном, когда, не дай бог, в Россию полетят реальные «грузы-200», я надеюсь, этого не будет, я мечтаю, что этого не будет, у меня друзья гибли в Афганистане, это будет совсем другой коленкор. «Искандеры» перестанут смеяться, избиратели перестанут кричать «ура-ура».

России нужны нормальные отношения с внешним миром, иностранные инвестиции, немножко покоя

Потому что это вам не шуточки с Гиркиным в 2014 году. Эта вся игра на внешней политике очень опасна, потому что это набор ситуаций, как это было с эсминцем, как это было с пролетом российских истребителей у границ Литвы недавно во время визита испанского премьера, это ситуация, в которой одна ошибка, одно даже не очень правильное решение, не совсем правильное решение может привести к катастрофическим последствиям. То, что это превращено в телевизионные игры патриотов, очень опасно и, не побоюсь этого слова, крайне непатриотично. России нужны нормальные отношения с внешним миром, России нужны иностранные инвестиции, России нужно немножко покоя. Оставьте Россию в покое, не тащите ее постоянно на войну. Мое поколение пережило Афганистан. Хватит!

Елена Рыковцева: Я подчеркну, что список, который цитировался, то их называют несистемными либералами, то несистемной оппозицией, то, как Лавров, либеральные критики власти. Вообще там политиков один человек – это Иван Жданов, все остальные – это журналисты и писатель. Сергей Лавров еще обиделся на то, что несистемная оппозиция либеральная объявила, что Россия отвела войска от границ Украины, потому что Байден позвонил Путину.

Андрей Колесников: Если разбирать каждый из этих кейсов, получится довольно скучный разговор. На каждый аргумент найдется контраргумент. Причем здесь либералы, если говорить в общем смысле? Если Россия такая сильная, почему она все время сражается с мифическими либералами, с какими-то журналистами? Неужели они могут подорвать величие этой державы, неужели они могут обрушить великую Россию, точнее, Россию, ставшую великой, в том числе приобретшей новые территории? В чем здесь проблема, почему надо все время сражаться с этим либерализмом, объявлять о том, что он умер, устами Верховного главнокомандующего в 2019 году в интервью «Файнэншл Таймс», в то же время бороться с ним до сих пор? Значит он не умер, значит он имеет влияние на умы. Значит есть какая-то нормальная, даже не либеральная, я все время стараюсь не употреблять этот термин, потому что есть нормальная часть общества, есть та часть общества ненормальная, которая поддерживает этот уровень ненормальности с помощью такого рода программ, а есть абсолютное большинство населения, которое просто равнодушно ко всему этому. Да, оно восприимчиво к той агрессии, которую изливает эта программа, эта агрессия зреет в равнодушных людях тоже. Но среди этих людей есть типажи типа той дамы, которая выступила в одном из ваших сюжетов с претензиями к депутату Лебедеву, ему нечего было возразить: что вы нас кормите черепахами в датском зоопарке, что вы нас кормите ЛГБТ, причем здесь это все?

Если Россия такая сильная, почему она все время сражается с мифическими либералами?

«Прямая линия» товарища Путина показывает, что страна разрушена, бедна, ничто в ней не работает, ни один институт. Поэтому единственный сантехник, которого можно вызвать – это президент. Либералы имеют к этому какое-то отношение? Вообще, кто они такие? Кто такие люди, которые фальсифицируют нашу историю, назовите хотя бы одного западного историка или западного политика, кто сфальсифицировал нашу несчастную историю? Может быть мы ее сфальсифицировали? Может быть мы стали гордиться секретными протоколами к пакту Молотова-Риббентропа, а не кто-то другой? Советская власть стыдилась этих протоколов и скрывала их, потому что эти протоколы показывали, что Сталин с Гитлером поделил мир. Сейчас об этом говорить нельзя, потому что это по закону сравнение нацизма и сталинизма, а это нехорошо, мы все сталинисты стали. Кто уполномочил госпожу Скабееву называть граждан Российской Федерации врагами? Кто уполномочил господ из ФСБ травить господина Российской Федерации господина Навального, гражданина Российской Федерации, объявляя его при этом тоже врагом и агентом ЦРУ? К этому хору присоединялись все, включая пресс-секретаря президента. Где эти доказательства? Это разговор абсолютно слепого с глухим, диалог невозможен. На этом фоне Владимир Жириновский выглядит просто образцом ума и тонкого подхода и анализа ко всему, в том числе с его мыслью о том, а почему бегут все на Запад, а не на Восток. Владимир Вольфович очень умный человек, он образованный.

Елена Рыковцева: Константин, у вас хоть какие-то надежды есть, что на российском телевидении наконец-то выборы начнут обсуждать и внутреннюю политику?

Константин Эггерт: Конечно, когда-то все изменится. Когда-то разговор будет нормальный, будем обсуждать нормальные вопросы. Поверье мне, я думаю, еще при моей жизни Украина будет в НАТО, и это никого не будет беспокоить в Москве. Вот такое мое предсказание.

Елена Рыковцева: Надеюсь, это предсказание порадует тех, кого оно может порадовать.

*- некоммерческая организация, внесенная Минюстом РФ в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

 *- перечень НКО, ликвидированных в соответствии с ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»

svoboda.org



Source link