Пилот Ан-28 совершил чудо над сибирской тайгой

0
12


Во время полета над Томской областью 16 июля у Ан-28 заглохли оба двигателя, пассажиры уже прощались с жизнью, но остались невредимы. Подробности захватывающей истории со счастливым концом — в материале «Комсомольская правда-Новосибирск».

Кедровый — даже не город, а городок в Томской области. В нем жителей — как в современной многоэтажке, не наберется и двух тысяч. В областной центр — Томск — жители наведываются, чтобы навестить родных, пройтись по магазинам. На машине, или автобусе не наездишься — 350 километров. Иногда выручает самолет: Ан-28 возит пассажиров между Томском и Кедровым. Полтора часа, и ты на месте. Но только не в этот раз…

Утренний рейс 16 июля сорвался — из-за нелетной погоды вылет назначили уже после обеда. В четвертом часу (по местному времени) пассажиры заняли места в салоне. Самолет набрал высоту, и скрылся с глаз. А минут через 10 исчез с радаров…

В это время молодая томичка Саша услышала сигнал смартфона. Это была SMS-ка от любимого, который летел в самолете. Всего три слова: «Прощай, мы падаем».

Маячок сработал в болотах

«Экипаж воздушного судна не вышел на связь в точке села Бакчар. Последний раз экипаж самолета выходил на связь в 16 часов по местному времени», — докладывает СКР.

Спасатели чертят на карте линию от Кедрового в Томск, отмеряют небольшую часть пути, которую можно пролететь за 10 минут, и попадают карандашом в сплошную тайгу и топи.

В Сибири — это самое дикое место: Васюганские болота. Они шире Швейцарии. Трясина перемежается с сушей и елками. Говорят, еще в советские времена в этих местах селились староверы, да прятались беглые зэки. На очевидцев, которые позвонят в МЧС, в таких местах можно не рассчитывать. Но вот — удача: в 16.27 поступает сигнал аварийного маячка — красным горит точка в 70 километрах от места вылета. И да — аккурат среди болот. В небе — уже вертолеты со спасателями.

Вся надежда, что командир воздушного судна сотворил чудо. Анатолий Прытков — бывалый пилот, недавно отметил 56 лет.

«Про таких людей говорят: «у него вместо рук — крылья». Изначально был военным летчиком, летал еще на истребителях. Не пьющий, не курящий… Даже не матерящийся! Педант. Ко всему подходит конкретно, досконально. Все делает по правилам», — рассказал КП-Новосибирск замначальника по авиационной безопасности авиакомпании «СиЛА» Михаил Богданов.

Борт, кстати, тоже — бывалый. По летному стажу — почти ровесник командиру. В небе — уже тридцать лет. Но самолет — не вино, с годами лучше не становится. Богданов, впрочем, уверяет, нештатных ситуаций с этой машиной не было. До этого дня.

Самолет перевернулся через «голову»

Так что же произошло? В экипаже было трое — опытный командир, молодой второй пилот Фарух Хасанов и инженер Никита Минаев. Пассажиры — одиннадцать взрослых и четыре ребенка. Самолет поднялся над тайгой и в какой-то миг затих такой привычный гул: замолкли двигатели. Скрывать правду от пассажиров было бесполезно: двигатели остановились и не заводятся. Оба. Самолет терял высоту.

«Винты просто начали очень медленно крутиться и в какой-то момент заглохли», — будет потом рассказывать одна из пассажирок.

23-летний спортсмен Роман Макеев достал телефон. Именно от него получила сообщение «Прощай, мы падаем» Саша. В небе связи нет, но он надеялся, что через секунды рядом с землей эти слова долетят до девушки.

Несмотря на ужас, пассажиры удивлялись, что еще не падают камнем. Это особенность старого доброго Ан-28: у него широченные крылья. Благодаря им, самолет способен уверенно держаться на воздухе даже со сломанным двигателем. Он просто парит. До аэродрома так, конечно, не долетишь: с каждой секундой суденышко — на десять метров ниже. Но, как минимум, встретиться с землей можно по скользящей.

«Пилоту в такой ситуации нужно выбрать самое безопасное место для жесткой посадки. Выбрать, или рассчитать, чтобы попасть в него: оценив расстояние до точки, оценив скорость приближения к ней», — говорит Михаил Богданов.

Прытков все рассчитал идеально. Хотя момент посадки явно добавил седых волос пассажирам. Самолет шоркнул по деревьям и стремительно встретился с землей. Переднюю стойку шасси подмяло под «брюхо», и борт перекувырнулся через «голову». Позади остался почти 200-метровый след.

Все целы, а у командира сломаны ноги

Несмотря на такой кульбит, пассажиры отделались испугом: все были пристегнуты. Лишь у 17-летней девушки — сотрясение мозга, у остальных — ушибы до ссадины. А вот командир, выбираясь из смятой кабины, понял, что не может ходить — сломал ноги.

Впрочем, на этом «аэродроме» и не походишь: земля под ногами хлюпает. Кто поосторожней — ходили по крыльям перевернутого самолета. А мужики, проверяя предательскую почву перед каждым шагом, развели недалеко костер. Экипаж уже включил аварийный маячок, но с дымом будет, все же, понадежней.

Пассажиры буквально молились, чтобы их нашли до заката. Ночевать в болотах среди елок — так себе перспектива. И, к счастью, ожидание было недолгим: два с половиной часа.

«В 18.36 (время местное) самолет увидели с вертолета Ми-8, рядом с ним видны люди», — объявило областное управление МЧС.

Еще несколько минут, и спасатели убедились, что живы все. Вертолетами людей вывезли с болот. А на место то ли жесткой посадки, то ли мягкого крушения прилетела группа Западно-Сибирского Следственного управления на транспорте.

«Возбужденно уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 263 УК РФ (Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта)», — говорит представитель ведомства Наталия Чернакова.

Пассажиры получат по 100 тысяч рублей

Кому именно придется отвечать по уголовному делу — еще неизвестно. Если персонал недосмотрел за техникой, и поднял в воздух неисправный самолет — это одно. А если, например, оказалось непригодным топливо — это другое. И «топливная» версия — в числе основных. Пробы взяли прямо на месте ЧП и уже отдали экспертам. Известно, что самолет заправлялся в томском аэропорту «Богашево» — перед тем, как прилететь в Кедровый.

Замначальника «Силы» Михаил Богданов уверяет, что самолет был исправен. Он пообещал, что каждый пассажир получит по 100 тысяч компенсации и хвалит экипаж:

«Он справился идеально! Не знаю, смог ли бы я на их месте так сделать. Экипаж сделал свою работу. Молодцы! Главное для нас — что живы пассажиры. В чем причина — я еще не знаю, разбирается следствие».

Итог расследования может быть судьбоносным не только для авиакомпании, или для поставщика топлива, но и для малой авиации. Всего за месяц она пережила в России две трагедии: крушение L-410 в Кузбассе и Ан-26 на Камчатке.

«СиЛА» (название компании расшифровывает, как «Сибирская легкая авиация») — итак в числе последних из могикан малой авиации. Возит пассажиров среди сибирских городов, поднимая и сажая самолеты там, где «Боингам» и «Тушкам» не развернуться.

В советские годы сесть на тот же Ан, или Ил, и хоть даже махнуть к бабушке в деревню было обычным делом. Теперь же на карте России все меньше точек, где садятся и взлетают самолеты. И все меньше людей, которые садятся в них без страха…

Сказано

«Заливают бензин для авто!»

Борт может успешно взлетать и садиться даже с неподходящим топливом, но слишком велик риск

Преступники пытаются навариться, подсовывая авиакомпаниям более дешевое топливо. Фактически трагедии может и не случиться. Но это фактически — лотерея, в которой на кону человеческие жизни.

Пример разоблачения преступников КП-Новосибирск привел заместитель руководителя Западно-Сибирского следственного управления на транспорте СКР Владимир Ануфриев:

«Часто бензин заливается в самолеты 95-й автомобильный вместо авиационного. Предприниматели экономят на бензине и заливают обычный. В принципе, самолет летит, но есть вероятность, что он заглохнет. В Хакасии мы направили в суд дело против такого деятеля, который оказывал услуги Авиалесохране. Группа летала на пожары, и по пояснениям пожарных, самолет пару раз в дыму «чихал», но летел дальше.

Именно поэтому, когда мы расследуем какие-то обстоятельства крушения воздушных суден, мы приезжаем в аэропорт и изымаем образцы топлива именно из той бочки, из которой была заправка. И проводим экспертизу топлива. Очень часто бывает не того качества».

«Комсомольская правда-Новосибирск»



Source link