Высокая степень жесткости — об ограничениях в Хакасии

0
12


Хакасия отнесена к регионам с высокой степенью жесткости мер по внедрению карантинных ограничений и вакцинации.

Ограничительные меры были оценены в рамках рейтинга Фонда «Петербургская политика». С результатами этой оценки познакомился корреспондент 19rus.info.

Назвать борьбу с коронавирусом в Хакасии очень жесткой составителям рейтинга позволили следующие факторы.

Самое важное об эпидобстановке в Хакасии

В июне была ограничена работа общепита в ночное время кроме обслуживания на вынос. Приостановлена деятельность детских игровых комнат, в том числе расположенных в торговых центрах, на объектах оказания услуг населению и иных местах массового пребывания.

Предпосылок для введения локдауна в Хакасии нет

Еще несовершеннолетним запретили выходить на улицу после 20.00 без сопровождения взрослых. Правда, непонятно, кто и как следит за исполнением этого правила.

27 июня главный санитарный врач объявила об обязательной вакцинации работников медицинских, образовательных организаций, социальной сферы, работников транспорта, работников сферы обслуживания, служащих, работников сферы услуг и учреждений культуры, досуга и спорта. Первым компонентом они должны привиться до 31 июля и вторым — до 31 августа. В то же время в начале июля сообщалось о перебоях поставок вакцины в республику.

Глава Хакасии: Будут переполнены не только больницы, но и кладбища

Такими принудительными мерами темпы вакцинации действительно удалось ускорить. По данным Минздрава республики, по состоянию на 9 июля от COVID-19 привились 101 674 человека. Получили обе дозы вакцины и завершили вакцинацию 66 236 человек.

Вместе с Хакасией в этой же «жесткой» группе Москва, Московская, Тульская, Ивановская, Калининградская, Нижегородская, Иркутская, Псковская области, Саха, Бурятия, Карелия, Краснодарский край.

Роспотребнадзор Хакасии предложил отправить часть коллективов на удаленку

По оценке «Петербургской политики», третья волна пандемии коронавируса стала серьезным испытанием для оценки результатов карантинной и вакцинной политики последних полутора лет. За несколько недель актуализировались копившиеся в этот период противоречия — между жестким внедрением ограничительных мер в марте 2020 года и их внезапной отменой в июне, заявлениями о запуске массовой вакцинации в январе 2021 года и ее проявившимся очевидным фиаско на рубеже мая и июня, утверждениями о приоритетности для государства борьбы с коронавирусом и неспособностью системы здравоохранения вовремя оценить опасность новых штаммов, заявлениями о сверхэффективности российских вакцин и нарастанием случаев повторного инфицирования получивших прививку.

Хотя эти конфликты долгое время не оказывались в центре внимания, они привели к отложенному эффекту, выразившемуся в крайне двойственном восприятии обществом попытки перехода к обязательной вакцинации. Очевидный рост нервозности в связи с подобной перспективой и отсутствие четкого тренда, к которому были бы готовы колеблющиеся и нейтральные, оказался сюрпризом для федеральной и местной власти, до сих пор воспринимавшей позицию граждан как заведомо управляемую и пассивную.

В июне основная ответственность легла на региональные власти. Частично она была распределена между губернаторским корпусом и территориальными подразделениями Роспотребнадзора, которые в ряде субъектов Федерации выступали номинальными инициаторами введения обязательной вакцинации для отдельных категорий граждан. Федеральный центр осторожно поощрял такую практику, но избегал однозначной солидаризации с ней, стремясь не вступать в конфликт ни с вакцинированными, ни с «вакцино-диссидентами», ни со «свидетелями вакцины Чумакова» и другими категориями граждан.



Source link