Восточное Средиземноморье: Жизнь после саммита Байден-Путин

0
5


Какую роль будет играть блок Израиль-Греция-Кипр в нестабильной геополитической обстановке

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.

Женевский саммит президентов Джо Байдена и Владимира Путина, который состоялся 16 июня 2021 года, сопровождался совместным заявлением о стратегической стабильности. Два лидера стремятся заложить основу для будущих мер по контролю над вооружениями и снижению рисков, чтобы обеспечить определенную степень предсказуемости в своих действиях. Хотя недавнее продление действия Нового Договора об СНВ и обнадеживает, отказ от Договора об РСМД как Вашингтоном, так и Москвой показывает, что путь вперед полон опасностей.

Дискуссия о контроле над вооружениями осложняется взаимным недоверием сверхдержав. Об этом свидетельствует их недавний выход из Договора по открытому небу. Более того, американская политика включения Китая в потенциальный новый договор об РСМД затрудняет прогнозирование. Пекин категорически не согласен с такой структурой многосторонности, и утверждает, что количество ядерных боеголовок, которыми он обладает, намного меньше, чем запасы США или России. Его позиция заключается в том, что предлагаемое сокращение практически заморозит его ядерное сдерживание. В интервью телеканалу NBC Путин не занял никакой позиции по поводу дебатов, но назвал аргументы Китая «простыми» и «понятными».

Во время холодной войны страх перед взаимным гарантированным уничтожением допускал критическое взаимопонимание между США и Советским Союзом, а асимметрия сегодняшнего мира беспрецедентна. Желание состоит в том, чтобы обеспечить упорядоченное развитие на всех фронтах, но технический прогресс делает условия менее благоприятными для достижения согласованных результатов. Даже если мировые державы и договорятся о международных рамках, определяющих порядок действий как в киберпространстве, так и в космическом пространстве (крайне маловероятный сценарий), деятельность негосударственных субъектов останется вредоносной и, возможно, неконтролируемой.

Пугающим сценарием стал бы запуск атак и контратак в киберпространстве машинами, полагающимися на технологии искусственного интеллекта. Хотя Байден и Путин договорились обсуждать кибератаки, они воспринимают их неодинаково. Любой, кто слушал пресс-конференции двух лидеров, мог бы сделать совершенно разные выводы об одном и том же.

Американо-российские разногласия хорошо известны. Нерешенный конфликт на Украине остается потенциальной горячей точкой, где может произойти катастрофический просчет Вашингтона и Москвы. За два дня до саммита Байден-Путин в своем коммюнике НАТО возложила на Россию вину за то, что ситуация пребывает в тупике. На своей пресс-конференции Путин предложил российскую позицию, согласно которой именно Украина, а не Россия, не выполнила Минские соглашения. Байден сделал единственную общую ссылку на эту тему, сказав, что он согласился со своим российским коллегой «продолжать дипломатию, связанную с Минскими соглашениями».

Пресс-конференция Путина была длиннее, чем у Байдена, и включала вопросы на неприятные (для него) темы — такие, как инцидент с перенаправлением рейса Ryanair в воздушном пространстве Беларуси и будущее несистемной оппозиции России. Все его ответы, естественно, отражали его собственную интерпретацию событий, противоречащую западному мышлению. Они также сопровождались сравнительными замечаниями о текущей внутренней ситуации в США, особенно о деятельности группы Black Lives Matter и реакции Вашингтона на беспорядки на Капитолийском холме в январе. Байден назвал такие сравнения в области прав человека «нелепыми».

На фоне этих довольно предсказуемых трений США находятся в процессе изучения того, может ли их новая стратегия в отношении Китая противоречить открытию окна для некоторого сотрудничества с Россией. Риск для Вашингтона — и он серьезен — заключается в том, что Пекин и Москва объединятся против американского военного и экономического превосходства.

Решение Вашингтона отказаться от санкций в отношении «Северного потока-2» заслуживает внимания, поскольку оно вызывает вопрос о том, будет ли такой шаг повторен на других фронтах — возможно, в Восточном Средиземноморье. Россия, очевидно, будет использовать ситуацию для максимизации выгод в соответствии со своими собственными национальными интересами, а не интересами США.

Встреча Байдена и Путина состоялась во время первого европейского турне нового американского президента, которое также включало саммиты G7, НАТО и ЕС-США. В целом американская администрация хочет показать миру, что она «вернулась» и готова сотрудничать со своими партнерами. Такие идеи, как организация «Саммита за демократию», должны быть помещены в контекст идеологического соревнования, в котором США стремятся вернуться к своим позициям защитника свободного мира.

Израиль, Греция и Кипр — все они демократические государства — являются сторонниками этого дела, но их первая забота — это их собственное соседство. Во время турне Байдена фраза «Восточное Средиземноморье» была произнесена только один раз, в заявлении саммита ЕС-США. В заявлении говорится, что Брюссель и Вашингтон «преисполнены решимости работать рука об руку для устойчивой деэскалации в Восточном Средиземноморье, где разногласия должны быть урегулированы путем диалога в духе доброй воли и в соответствии с международным правом». Они также «стремятся к сотрудничеству и взаимовыгодным отношениям с демократической Турцией».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Российские туристы рано обрадовались открытию Египта, все может изменитьсяВ планы отпусков вмешалась большая политика

Примечательно, что Байден встретился со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом на полях саммита НАТО, но не встретился с премьер-министром Греции Кириакосом Мицотакисом. Турецкие СМИ сообщают, что Анкара не изменит свою позицию по российским ракетам С-400, за приобретение которых она была подвергнута санкциям со стороны Вашингтона. Турция также заинтересована в том, чтобы взять на себя больше обязанностей в Афганистане, где активно действуют Китай и Россия, хотя талибы* выступают против этого.

Недавняя операция Израиля «Страж стен», обсуждение вопроса о формировании нового правительства Израиля, парламентские выборы на Кипре и усилия команды Байдена по определению приоритетов новой администрации пока не позволили добиться значительного прогресса в диалоге «3+1». Однако, по словам госсекретаря США Энтони Блинкена, Вашингтон по-прежнему привержен этому формату. Вопрос в том, какую роль будет играть блок Израиль-Греция-Кипр в геополитической обстановке, в которой стабильность американо-российско-китайского трипода нельзя считать само собой разумеющейся.

Перевод Сергея Духанова. Источник здесь.

Автор: Джордж Цогопулос — Dr. George N. Tzogopoulos — научный сотрудник BESACenter, читает лекции в Университете Фракии им. Демокрита (г. Комотини, Греция), специализируется на исследованиях СМИ, международных отношений и политики КНР.

* Движение «Талибан» Верховным судом РФ 14 февраля 2003 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

svpressa.ru



Source link